Потребительские кредиты

Бизнес пожаловался на претензии налоговиков к займам от акционеров

Друзья!

Как пишет издание РБК, производители и продавцы бытовой и компьютерной техники заявляют, что переплачивают налог на прибыль из-за отказа ФНС считать расходами выплаты процентов по займам внутри группы. Налоговики же видят в таких займах уход от налогов.


Дочерние компании мультинациональных корпораций и оптовые поставщики импортных товаров пожаловались на массовые отказы российских налоговых органов в учете расходов на выплату процентов по займам. Инспекции воспринимают возврат одолженных внутри группы средств с процентами как вывод прибыли из-под налогообложения. Копия обращения в Федеральную налоговую службу (ФНС) от Ассоциации торговых компаний и производителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК; в нее входят Apple, Intel, Canon, Panasonic, Ariston, «М.Видео», «Эльдорадо» и т.д.) есть у РБК.

Претензии к финансированию бизнеса от налоговиков — одна из ключевых проблем, с которыми сталкивались члены РАТЭК в 2020 году. Как отмечается в письме в ФНС, если компания нуждается в финансировании из-за дефицита оборотных средств и берет кредит под процент от аффилированной, взаимозависимой организации, налоговая «по умолчанию» делает вывод, что цель операции — вывод прибыли из-под налогов в России.

Например, российская «дочка» иностранной компании берет кредит у материнской структуры, обосновывая его реальными потребностями в финансировании. Расходы по обслуживанию займа компания вычитает из прибыли, тем самым уменьшая налог на прибыль. Однако ФНС, несмотря на экономическое содержание такой операции, трактует ее единообразно — как способ налоговой оптимизации — и доначисляет налог, утверждает бизнес.

На проблему также указал президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин на Всероссийском налоговом форуме 19 ноября: «Проблемный вопрос, который все чаще поднимается бизнесом, — это внутригрупповые займы в холдинговых и иных групповых структурах».

Налоговые органы воспринимают внутригрупповое финансирование как заведомо направленное исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды, подтвердил РБК партнер, руководитель группы по разрешению налоговых споров КПМГ Андрей Ермолаев. Повышенное внимание налоговиков к займам и возросшую нагрузку по налогу на прибыль испытывают компании разных отраслей, отмечают налоговые консультанты. Многие споры на эту тему между налоговой и компаниями завершились поражением бизнеса и доначислениями налогов.

РБК направил запрос в ФНС.

Необходимость в трансграничных займах обусловлена спецификой работы поставщиков, пояснил РБК партнер, руководитель группы по разрешению налоговых споров Deloitte Антон Зыков. Например, дистрибьюторы закупают товары у иностранных производителей и перепродают на локальном рынке, а розничные сети и магазины добиваются от них значительных отсрочек — до 6–8 месяцев. Оптовые поставщики при закупке товаров рассчитываются с заводами сразу, а получают деньги от своих партнеров намного позже. В результате возникают кассовые разрывы, для покрытия которых поставщикам нужны займы.

«Сама по себе ситуация возникновения такого разрыва и его покрытия за счет заемных средств является обычной, а потому не должна признаваться по умолчанию необоснованной или неправомерной», — подчеркивается в письме РАТЭК. Если же вместо займа дистрибьютор увеличит отсрочку платежа, подорожает сам товар.

По мнению бизнеса, налоговая не должна отказывать в учете расходов на уплату процентов лишь в силу взаимозависимости с кредитором. Нужно доказывать умысел на уход от налогов с процентных доходов, например через искусственное использование низконалоговых юрисдикций.

Проблема оценки заемного финансирования заключается в непостоянстве позиций судов, констатировал Ермолаев. Инспекции же, «не желая разбираться в деятельности каждой конкретной компании, приравнивают разницу в сроках платежа к недобросовестности и заставляют налогоплательщиков оправдываться, объяснять, почему они взяли деньги взаймы и могли ли они построить свой бизнес так, чтобы работать без займов», рассказывает Зыков. По-хорошему, налоговые органы должны доказать, что компания действовала неосмотрительно или со злым умыслом, учитывая в расходах нерациональные затраты, добавляет он.

Почему недовольна налоговая?

Трансграничные и внутрироссийские займы между взаимозависимыми лицами всегда вызывают вопросы налоговых органов — например, если компания заняла у своего акционера, говорит Ермолаев. «Государство в целях пополнения бюджета заинтересовано в том, чтобы иностранные компании вкладывали деньги прямо в уставный капитал российских компаний, а не выдавали займы», — добавляет Зыков. Суммы налогов сильно различаются, когда инвестор вкладывает деньги в уставный капитал и когда выдает заем. В случае вклада в капитал компания потом выплачивает дивиденды, которые облагаются налогом, в случае займа при возврате денег учредителю «государство не получает ни копейки», объясняет он.

Как заявлял глава ФНС Даниил Егоров на Налоговом форуме в ТПП, заимствования и кредиты не могут не рассматриваться как особо привлекательные институты для агрессивного налогового планирования. «Представьте: одна организация формирует чистую прибыль, платит все налоги, потом переводит дивиденды и платит налоги с дивидендов. В это время другая организация формирует долговые обязательства и понижает доходы на сумму уплаченных процентов», — указал глава ФНС.

Аффилированность заемщика и кредитора сама по себе не должна вести к увеличению налоговых обязательств. При проверках инспекторы оценивают:

+размер займа (он не должен быть неоправданно большим);

+условия (процентная ставка, сроки платежей и т.д.) не должны отличаться от рыночных;

+наличие деловой цели (например, покрытие кассовых разрывов, на возникновение которых не +влияла материнская компания или иное взаимозависимое лицо);

+соответствует ли договор займа реальному экономическому смыслу (например, выдача займа +действующему предприятию, а не строящемуся с нуля; размер выплачиваемых процентов не +совпадает с размером нераспределенной прибыли или невыплаченных дивидендов; проценты выплачиваются своевременно).

Если независимый кредитор (например, банк) не дал бы аналогичный «неадекватно большой» заем на рыночных условиях, налоговый орган может заподозрить «схему». Возникают подозрения, что трансграничные займы способствуют перекачиванию прибыли за рубеж, поясняет Зыков. В таком случае фирме исключат учтенные затраты на уплату процентов по займу из состава расходов и доначислят налог на прибыль.

Ситуация, как правило, обостряется в конце года, когда налоговые инспекции по всей стране определяют, к какой компании прийти с выездной проверкой, продолжает партнер Deloitte. Срок давности привлечения к ответственности — три года. Поэтому, например, если налоговая не начнет проверку в декабре 2020 года, начислить налоги за 2017 год она уже не сможет. С октября крупные налогоплательщики начинают получать запросы от налоговых инспекций, говорит Зыков.

Суд не увидел смысла в кредите из-за рубежа!

Одним из знаковых стало дело оптового продавца шин «Континентал Тайрс Рус». Компания предоставляла своим покупателям (розничным продавцам) отсрочки по оплате товара. Для покрытия кассового разрыва компания брала займы у головной компании в Германии Continental AG.

Для возврата заемных средств компания переводила из России в Германию большие суммы денег, а расходы по уплате процентов вычитала из прибыли, уменьшая налоговую базу.

Суд пришел к выводу, что «Континентал Тайрс Рус» не имела права уменьшать прибыль. Компании доначислили 106 млн руб. налога на прибыль, пени и штрафов. По мнению налоговых органов, она могла не занимать деньги, а договориться с головной компанией об отсрочке платежей за поставленные шины и заплатить, когда получит деньги от своих клиентов.

Как предлагается решить проблему?

«Вешать на внутригрупповое финансирование ярлык «порочности» недопустимо. Нужно исследовать обстоятельства каждого конкретного случая», — считает Ермолаев. В то же время сам бизнес, осуществляя сделки внутри группы компаний, должен «уделять должное внимание» сбору документов в подтверждение обоснованности операций.

В августе ФНС выпустила письмо «Об отдельных вопросах налогообложения внутригрупповых услуг», где ограничила полномочия инспекторов при проверках стоимости операций. РАТЭК считает, что аналогичные подходы применимы и к оценке заемных отношений. Например, в этом письме вопросы оценки рыночности цены услуг были отнесены к компетенции ФНС при проверках контролируемых операций по правилам трансфертного ценообразования, а не к полномочиям территориальных налоговых органов. Такой подход, по мнению ассоциации, справедлив и в отношении трансграничных займов, поскольку условия оплаты по внутригрупповым договорам должны учитываться при оценке взаимоотношений сторон в контексте определения трансфертных цен.

По мнению бизнеса, оценивая обоснованность займов, нужно исходить из следующего положения: если альтернативные решения привели бы к схожим финансовым результатам, то заемное финансирование нельзя признавать необоснованным.

В письме бизнес выразил надежду, что ФНС поднимет эту проблему на площадке Консультативного совета при службе и выпустит аналогичные разъяснения по вопросам налогообложения трансграничных займов, сформулировав «ясные и недвусмысленные критерии».

Глава ФНС, отвечая на вопрос на Всероссийском налоговом форуме, пообещал проработать эту проблему: «У нас уже сформирована команда для исследования таких вопросов как от лица налогоплательщиков и аудиторских компаний, так и с нашей стороны. Давайте мы посмотрим, где можно найти точки определенности, для того чтобы дать правовую ясность».

Источник РБК:

https://www.rbc.ru/economics/23/11/2020/5fb539149a794729a2965b02?from=from_main_5

Источник

Теги

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть